ГлавнаяБиография МанеХронологияИзвестные картиныГалереяСтатьиНовостиМузей
Едуард Мане
(1832 - 1883)
Эдуард Мане
Хотя сам Мане никогда не стремился к тому, чтобы совершить революционный переворот в европейской живописи, судьбе было угодно сделать его «отцом импрессионизма».
Главная arrow Статьи arrow Бунтарь поневоле
Поиск

Бунтарь поневоле

Творчество Мане поражает своей неоднозначностью: художник удивительным образом пытался реализовать смелые новаторские идеи в рамках традиционной живописи.

Мане часто называют одним из основоположников современной живописи, записывая его по «ведомству» импрессионистов. Первое — верно, второе — не совсем, как не совсем верным будет покрывать творчество любого уникального художника той или иной групповой художественной системой. Крупные мастера в такую схему никогда не умещаются. Мане пребывает в мощном поле притяжений-отталкиваний, где находится место не только импрессионистам. Широко используя их приемы, он в то же время всегда сохранял близость к реализму того же Курбе, отказавшись от разработки «академических» сюжетов (будь то мифология или героическая история). Вместе с тем Мане всю жизнь демонстрировал свою привязанность к традициям старых мастеров и страстно жаждал признания (а получал вместо него, по преимуществу, насмешки и непонимание).

Его уникальный художественный мир лежит где-то на скрещении традиций, завещанных Ренессансом, и острых векторов новых художественных идей.

Мане во многом сложился под влиянием Шарля Бодлера. В 1863 году поэт писал в одном из своих эссе: «Современность — это мимолетное, хрупкое, условное понятие, составляющее одну половину живописи. Вторая половина держится на традициях. При этом нельзя пренебрегать ни неизменной традицией, ни изменчивой современностью». В лице Мане Бодлер нашел благодарного слушателя. «Вечное и неизменное» художник позаимствовал у старых мастеров. Их влияние прослеживается в его творчестве постоянно; более того, композиции ряда полотен Мане буквально взяты из их произведений. Так, фигуры переднего плана в «Завтраке на траве» «списаны» у Раймонди и Рафаэля; «Олимпия» отсылает нас к Тициану, а «Казнь императора Максимилиана» и «Балкон» — к Гойе .

Но это, разумеется, не копирование, потому что вторую часть бодлеровской формулы живописи Мане тоже всегда помнил очень хорошо. Все у него пронизано «мимолетным и изменчивым», почерпнутым из окружающей жизни. «Художник должен писать то, что он видит», — заявлял Мане, и такой подход роднит его с Курбе и другими художниками-реалистами, появившимися в 1840-е годы. Правда, это не прямое и даже не двоюродное родство. Реализм Мане «видоизменен» двумя вещами — японской гравюрой и только что изобретенной фотографией.

Мане позаимствовал у японских художников некоторые принципы построения композиции. Отказавшись от традиционных законов перспективы, он начал   выстраивать   ее,   ориентируясь   на   них,   — «плоскими» слоями, — что привело к заметным искажениям масштаба. Вспомним хотя бы фигуры мужчины в «Баре в "Фоли-Бержер"» или купальщицы в «Завтраке на траве». Особенно бросается в глаза искажение масштаба в последнем случае, поскольку купальщица здесь изображена совершенно отчетливо — вместо того, чтобы быть слегка размытой, как и должна выглядеть фигура, помещенная на среднем плане.

В результате пространство у Мане потеряло глубину. Возьмем ту же «Олимпию». Фигуры главной героини и ее служанки написаны приблизительно одинаковыми по величине, хотя совершенно очевидно, что служанка стоит дальше от зрителя. Как следствие этого, диван, на котором лежит Олимпия, выглядит слишком узким. Ехидные критики, кстати, любили спросить Мане, каким образом его Олимпии удается не свалиться на пол. «Плоская» перспектива еще более подчеркивается у него соответствующим распределением света и тени. Обычно движение от света к тени происходит плавно, за счет легкого изменения тона. Мане же предпочитал поражать зрителя резкими и неожиданными переходами.
Все это создавало благодатную почву для разного рода обвинений и упреков. Отмечая у художника странности перспективы, искажение масштаба и фигур, критики записывали все это в огрехи, считая техническими ошибками, сделанными из-за недостаточ ного мастерства. Нынешние оценки зеркально противоположны по отношению к тем давним упрекам. Вдруг выяснилось, что, не захотев изображать объемные предметы на плоскости полотна, Мане заложил краеугольный камень в здание современной живописи.

Фотография также повлияла на стиль Мане. Способность камеры фиксировать мимолетное мгновение открыла художнику способ запечатлеть на полотне «сиюминутное и изменчивое». В частности, он заинтересовался случайным характером фотографических образов. В традиционной живописи выбор образов диктовался строгой логикой. Персонажи подбирались и расставлялись в строгом порядке, соответствующем «сюжету» и «символике» картины. Мане не пошел этим проторенным путем. Его герои часто почти случайны, а событие, которое их интересует, бывает, вообще происходит за границами полотна.
Сейчас подобные приемы давно вошли в арсенал живописи, но во времена Мане критики, привыкшие именно «читать» картину, хватались за голову, стоя перед его полотнами. Вопросам не было конца. Что означает жест мужчины на картине «Завтрак на траве»? Какой символический смысл вложен в предметы, входящие в этот натюрморт? Что выражает лицо барменши из «Бара в "Фоли-Бержер"»? Что, наконец, связывает мужчину и женщину с полотна «Завтрак в мастерской»? Не находя ответа на поставленные вопросы, критики спешили объявить картины Мане «бессмысленными». Знакомое обвинение, не правда ли? Скольким великим художникам пришлось его выслушать!

Слава Богу, не все в искусстве решают критики. Нашлись у Мане и единомышленники — импрессионисты, в первую очередь. Но не стоит забывать о том, что сам Мане никогда не считал себя импрессионистом. Даже работая на пленэре, художник ставил на первый план композицию картины, а не «уловление» мгновенных изменений света и атмосферы. Поэтому его работы всегда смотрелись более «солидными», чем полотна Ренуара или Мо-не. Как и свои новые товарищи, Мане работал синтетическими красками, изобретенными тогда, но от черной краски, изгнанной импрессионистами из палитры, так никогда и не отказался. Он много чего не принял у тех, кто провозгласил его своим «отцом». Поэтому-то Мане и остался навсегда уникальным и ни на кого не похожим. То есть великим.

 
Благодарим:
Мане - о жизни и творчестве Эдуарда Мане
e-mail: forcekir@yandex.ru
ArtNow - художники и картины
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыГостеваяСтатьиНовостиГалереяМузеи